Возможно ли какой-либо космический радиоисточник уловить бытовой ТВ антенной и "увидеть" в телевизоре?

    Можно ли сделать вид, что никаких сигналов Никола Тесла не получал, их просто не было, и ему все показалось… Хотя как это? Именно этот вопрос и трудно обойти вниманием! Тогда поговорим о нем вкратце, поскольку сигнал не расшифрован, да так и останется, наверное, загадкой.

    Да, человечество — весьма странная популяция. То у нас бум «летающих тарелок», а то чихали мы на них. То весь мир прямо-таки изнемогает от проблемы — не с Марса ли сигнал? А то мы этот самый сигнал вообще со счетов сбрасываем.

    А ведь ради этого самого сигнала Никола Тесла отгрохал в выкупленном им самим Лонг-Айленде Мировую Систему — самую мощную и совершенную, по тем временам, радиостанцию для простреливания… космоса! Он нашел и уговорил спонсоров (это был первый проект, может быть, в истории всей Пятой цивилизации, который не должен был принести прибыли!), и спонсоры наравне с ним, и даже больше, чем он сам, вложили средства в это гигантское сооружение, поверив гениальному безумцу… К сожалению, от самой Мировой Системы, так и не начавшей ни вещания, ни приема, остались рожки да ножки: разразилась мировая война (еще та, первая), и американское правительство приняло решение взорвать станцию!.. Так и было сделано, ибо уж очень там стояло мощное (и очень новое) оборудование, которым, полагали власти, немедленно кинулись бы пользоваться… шпионы Германии. На сегодня остался лишь поселок Теслы — городок на 2000 жителей, которые бы работали на станции и обслуживали ее.

    И Мировой Системе, и самому Тесле помешала первая мировая война. Она же заставила энтузиастов марсианской версии надолго забыть о космических сигналах и о братьях по разуму. А вот идущее следом поколение исследователей продолжило работу. Нет, не над поиском ВЦ (аббревиатура, которой пользуются астрономы и уфологи: Внеземные Цивилизации), а над исследованием способов радиопередачи в различной среде.

    Оливер Хэвисайд обнаружил эффект так называемого «эха» (он теперь очень широко используется в телевидении и, конечно, радиовещании). Ионосфера Земли — верхний слой атмосферы, состоящий из заряженных частиц. Мы касались ионосферы в главе о Подкаменной Тунгуске и Тунгусском диве. Так вот именно этот слой служит неким «зеркалом», отражающим посланные с Земли сигналы. Часть сигнала, как и положено, проходит по назначению (если, к примеру, мы направим радиолуч точно на Марс), другая часть, как известно, поглощается (до сих пор мы не знаем энергетического излучения, которое нисколько бы не поглощалось средой: закон сохранения), а третья — отражается слоем. Именно этот эффект отражения ионосферой радиоволн и назвал Хэвисайд «эхом». Про воздух атмосферы никто не сказал бы, что он «отражает», настолько мизерны значения коэффициентов отражения воздушной среды. В ионосфере же отражение возникает за счет заряженности слоя. Ну, да сейчас не о том речь.

    Знал об этом эффекте и норвежец Иорген Хальс. Загадка же его открытия в 1927 году состояла вот в чем. Он посылал станцией в Эйндховене коротковолновый импульс, а принимал — двойное эхо! Сам инженер, и далеко не тугодум, Хальс сообразил бы (он и сообразил!), что второе отражение принадлежит и второму слою. Это был, допустим, верхний слой ионосферы. Но разница между повтором сигнала первым и вторым заключалась: 1) в неповторяемости временных интервалов, спустя которые приходил второй сигнал; 2) в искаженном характере второго сигнала (словно он за этот промежуток времени успевал кем-то промодулироваться). Если читатель не знает, поясним, что опытный радист (да и просто радист) без труда определит, что первый сигнал послан одним автором, а второй — другим, несмотря на одинаковое, один к одному, содержание. «Почерк» радиста мы знаем еще по фильмам о Резиденте и Штирлице. Вот именно «почерк» второго сигнала был иным!

    Побегав по инстанциям со своей загадкой, Иорген Хальс нашел наконец человека, который заинтересовался его открытием, и в 1928 году Карл Штермер занялся проблемой всерьез. Станция в Эйндховене передавала сигнал, а две другие станции, находившиеся на удалении, принимали. Эхо опять было двойным, и опять интервалы между первым и вторым отражением каждого сигнала различались по нерасшифрованной зависимости. Для примера возьмем эти интервалы с потолка: шесть, двенадцать, пять, три, десять секунд и так далее. И опять второе отражение было «передразнивающим»!

    Явление на следующий год подтвердили два француза, но объяснить тоже не смогли.

    Хальс предположил невероятное: верхний слой ионосферы, от которого приходит второе отражение, с бешеной скоростью меняет свое положение (то есть толщина ионосферного отражающего слоя постоянно меняется безо всякого закона или по закону, который трудно математически описать). Это даже пульсацией нельзя было назвать: в каждый новый момент верхний слой, получалось, находился на непредсказуемом месте. С чего бы ионосфере так изменяться?

    Карл Штермер объяснил явление проще: ионосфера подвергается непрерывному и меняющемуся столь же непрерывно и непредсказуемо влиянию солнечной радиации. Действительно, солнечный свет, кажущийся глазу ровным и постоянным, на самом деле есть поток энергии, у которого лишь амплитуда основного «сигнала» есть средне-постоянная величина. Но ведь даже в коротком видимом диапазоне волн (400 — 800 нанометров) «сигнал» светила промодулирован на каждой частоте (длине волны) своими возмущениями, касающимися только этой частоты. А частот в солнечном спектре — бесчисленное множество… Объяснение было очень и очень логичным с точки зрения возможности и физических условий второго отражения. Но К. Штермер забыл об одной важной детали: как могло Солнце «передразнивать» земной радиосигнал-импульс? Одного понятия неупорядоченности, «первобытного» хаоса здесь явно было мало.

    Как ни странно, загадка продержалась… аж до самого 1973 года! Вопрос был, как говорится, поставлен и забыт.

    Льюнен, британский астрофизик, в 1973 году натолкнулся на работу Карла Штермера, и она его увлекла. Хотя ведь отражение ионосферы — это скорее проблема физиков, занимающихся чистой связью… Наверное, о чем-то уже догадался Льюнен, если решил не только повторить эксперимент Штермера, но и построить своеобразный график. Какой? Ведь по осям графика можно было располагать какие угодно величины: к примеру, измерять атмосферное давление и откладывать на протяжении восьми часов по одной оси, а по другой — время прихода второго сигнала… Нет. Льюнен сделал очень просто: одну из осей занял… порядковыми номерами импульсов! Ну а другую, естественно, интервалами, через которые приходил второй отраженный сигнал. Правда, нет сведений, «дразнился» ли космос на этот раз.

    Над этим можно долго смеяться, но у астронома получилась… карта звездного неба Северного полушария Земли!

    Пораженный в самое сердце (это же карта звездного неба!), астрофизик, конечно же, немедленно опубликовал свое открытие. Но прежде сравнил положение всех звезд и нашел, что оно соответствует не 1973-му, не 973-му, и даже не минус 973-му году (в смысле — до нашей эры), а наблюдалось в Северном полушарии 13 тысяч лет назад!

    У Льюнена одна звезда выбивалась из стройного ряда, соответствующего времени, отстоящему от нас на 13000 лет: это была звезда Эпсилон Волопаса. Сам факт мог означать только одно: значит, во второе отражение вмешалась внеземная цивилизация (ВЦ) и каким-то образом «промодулировала» время второго отражения. То есть она сама индуцировала или отражала этот сигнал (оттого и передразнивающий эффект: конечно, инопланетянам, как говорится, сам Бог велел «говорить» с легким акцентом), посылая его на Землю с «наведенной» в нем информацией. В общем-то, все проще простого… Но ведь разница в 13 тысяч лет… Неужели столько времени вокруг Земли вращался искусственный спутник с разумными существами?.. Или роботами?.. Льюнен этот вопрос не прояснил.

    В результате публикации многие взялись проверять и Льюнена, и сам эффект. Найдя некоторые ошибки в интерпретации англичанина, болгары предложили свое решение: зонд прилетел из созвездия Льва, со звезды Дзета. Усть-каменогорский инженер П.Гилев согласился с созвездием Льва, но предложил другую звезду, в планетной системе которой «проживают» респонденты. Ею он считает Тэту Льва.

    В апреле 1997 года москвич Владимир Головин выдвинул свою гипотезу. Она касалась не самого «послания» инопланетян, а выбора между этими тремя вариантами. Путем исследования жизненных условий в районах всех тех звезд (тема не особенно нас касается, потому подробно звездно-исторические выкладки приводить не станем) В.Головин пришел к выводу, что наиболее вероятной следует считать все же Дзету Льва.

    Правда, при этом он брал за условие близость звездного качества Солнца и Дзеты, не принимая во внимание, что на Эпсилоне Волопаса вполне мог существовать какой-нибудь Мыслящий океан раскаленной магмы… Хотя это детали.

    В.Головин приводит также некоторые мысли по поводу вращающихся на околоземной орбите десяти малых спутников, обнаруженных в 1967 году американцем Джоном Бигбю, которые, судя по траекториям, 18 декабря 1955 года разделились (или взорвались?), а до этого были единым космическим кораблем… Дальнейшие фантазии на эту тему тоже ни к чему нас не приведут, да проблема и осмыслена уже не кем иным, как самим Александром Петровичем Казанцевым. Давайте вернемся к радиосигналам.

    Радиообсерватория Хет-Крик находится в 170 километрах севернее Сан-Франциско. Так вот, только за 17 лет, с 1960-го по 1976-го годы из 5000 принятых там сигналов идентифицировано 4990. Остальные 10 сигналов фигурируют в документах, как свидетельствующие о посланиях ВЦ.

    Выясняется любопытная вещь. Мы плачем о том, что наша цивилизация слаба технически: ни в космос толком слетать не можем (третью-то космическую скорость, извините, развил только малюсенький ящичек с вымпелом, отправленный из Америки от лица всех землян, да и то в далеких семидесятых годах), ни сигналов ВЦ уловить (вряд ли они станут пользоваться «допотопными» примитивными радиостанциями, если давным-давно друг к другу в гости ходят, просто распахнув дверь). А сами разглядываем на Луне межпланетные корабли («Аполлон-11»), получаем межзвездные послания (Штермер — не понял, Льюнен — понял), а со времен открытия первого радиосигнала (Тесла) получили минимум пару десятков (конечно, больше, раз одна лишь Хет-Крик «уловила» 10 неотождествленных сигналов!) несомненных радиопосланий со звезд, и при этом еще изумляемся: «Вселенная молчит!..»

    Допустим, и Штермер «приврал» (нисколько не желая оскорбить ученого! — примите выражение, как фигуру речи: «преувеличил»), и Льюнен не совсем прав… Тесла — тот и вовсе поторопился выдать желаемое за действительное… Но, кроме этого, в ООН поступил официальный отчет о регистрации неотождествленных разумных радиосигналов за полтора десятка лет, и этот отчет преспокойно положен под сукно…

    У одного автора-фантаста есть прекрасный рассказ на эту тему. На орбите Земли появляется чужой корабль и посылает радиосигналы. Сигналы приняты, и начинаются дискуссии в ученых, военных и правительственных кругах двух лагерей — социалистического и капиталистического (рассказ 1960-х годов) — на тему о том, как к этому кораблю и к этим радиосигналам относиться. В конце концов, умники договариваются до того, что такого не бывает.

    В этом рассказе есть два блестящих момента. Первый: примерно через полгода кто-то хватился:

    — Но ведь спутник-то есть?!

    Все вроде бы опомнились и опять стали обсуждать вопрос. Пришли, конечно же, к тому, что проблему благополучно заболтали. И второй блестящий момент: концовка рассказа — межзвездный зонд подождал от землян ответа, не дождался и… улетел обратно, а на родную планету радировал: «К сожалению, и здесь разумной жизни нет».

    Стоит ли обижаться за похищения… Простите, а куда же нас еще, как не в инопланетный зоопарк?

    Давайте-ка обратимся теперь к той цифре, которую выдал нам уважаемый астрофизик из Англии в 1973 году. Как покажется нынешнему читателю: не слишком ли тенденциозны все эти открытия, сводящиеся, по сути, к одному и тому же — дате Всемирного Потопа?

    Мы не большие сторонники муссировать эту тему, но уж слишком многие и многие открытия последних десятилетий сводятся к этому времени — моменту гибели Атлантиды. Стало плохим тоном упоминать этот остров, скрывшийся, по мнению Платона, под водой в результате планетарного катаклизма.

    Возможно, атлантологи — люди, действительно, слишком уж погрязшие в теме, возможно, любой факт (или полуфакт) они стараются заключить в рамки только своей концепции. Впрочем, так поступают и многие «настоящие» ученые. Не станем уточнять, поскольку незачем.

    Но Льюнен в 1973 году атлантологом явно не был, а дату гибели Атлантиды вычислил. И Бьювэл — астроном, и дата происхождения египетских пирамид была им получена из расчетов положения звезд! Но Оронтеус Финиус никак не мог сочинить свою карту Антарктиды безо льда, поскольку Антарктиды тогда, простите, еще в сознании людей не было: до открытия этого континента русскими мореплавателями оставалось сто восемьдесят лет! А знаменитый ясновидящий Кейси и вовсе был безграмотным, а его таинственный дар очень его тяготил. Но он (в состоянии сна-транса) рассказал примерно то же, что и атлантологи после него. А сейчас вот-вот сбудется предсказанное им о Сфинксе. Какую-то камеру с саркофагом Джозеф Мартин Шор, говорят, уже обнаружил… Может, и послание прошлой цивилизации найдет? Все, что предсказывал в своих «трансах» Кейси, имело странную склонность сбываться…

    Продолжение следует …

    0

    <strong>Программа телерадиопередач об Атлантиде</strong>

    <strong>Программа телерадиопередач об Атлантиде</strong>

    <strong>Программа телерадиопередач об Атлантиде</strong>

    <strong>Программа телерадиопередач об Атлантиде</strong>

    от admin

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *