Страна под водой – Атлантида (Часть 3)

    Однако почему эта книга, какой бы интересной она ни была, вызвала такой энтузиазм как в интеллектуальной среде, так и у простых людей всего мира? Объяснение может быть найдено в том времени и особенно в общем настроении, обычно не высказываемом, которое царило в Америке в конце XIX века. Американцы чувствовали, что разрушительная гражданская война и финансово-промышленный рост впоследствии привели страну к серьезному отступлению от их духовного, идеалистического начала последней четверти прошлого века.

    Американцы знали, что их Америка началась со знаменитой экспедиции Колумба, укрепилась благодаря пуританскому ригоризму первых поселенцев-пилигримов, добилась небывалой политической свободы и распространилась на весь обширный континент безграничного богатства и красоты, благодаря личной самоотверженности, уверенности в своих силах, стойкому идеализму и чувству общности американцев. Теперь же эти, как казалось, исключительно американские достоинства превратились в расхожие словеса амбициозных политиканов, которые постоянно пережевывали их в своих выступлениях и заявлениях, пытаясь нажить политический капитал.

    Атланты тоже были великой и счастливой нацией — мощной, активной, богатой, настоящим маяком свободы и просвещения для остального мира. Однако война прервала мирное развитие этой цивилизации. Охваченные материализмом и стремлением к личной выгоде, люди отвернулись от этических принципов и идеализма своих предков. Они позволили себе превратиться из величественной нации, почитавшей свободу и естественность, в низкую толпу, одержимую удовлетворением личных прихотей и бесконечной погоней за богатством. За предательство былого величия боги послали на Атлантиду катастрофу столь ужасную, что память о ней навсегда врезалась в коллективное сознание человечества и нашла отражение в так называемой легенде о всемирном потопе. Может быть, размышляли многие, небеса готовили похожую судьбу и для Америки, которая теперь училась сочетать старые принципы с новой алчностью.

    Зловещая аналогия между допотопной Атлантидой и Америкой XIX века не могла остаться незамеченной, осознание этой связи и лежало в основе такого интереса к книге Доннелли. Она не могла появиться более своевременно. Атлантида была и осталась историческим уроком, который следовало выучить, именно в этом и заключалось значение книги. Нет нужды говорить, что Атлантида являлась колыбелью цивилизации, а ее жители были наделены способностями к искусству и наукам в то время, когда Египет и Шумер были еще только безжизненными пустынями. «Мы не можем убежать от истории», эти зловеще прозвучавшие слова президента Линкольна все еще жили в мыслях американцев, которые видели в погибшем острове Доннелли отражение тревожного положения в их собственном обществе.

    В самом деле, Игнейшиус Доннелли являлся именно таким человеком, который был способен возродить к жизни Атлантиду, хотя бы в сознании людей. Работа, которую он должен был проделать, была очень сложной для дипломированного ученого, особенно ученого Викторианской эпохи, который фактически являлся узким специалистом, чья компетентность, как правило, ограничивалась рамками его отрасли знаний. Доннелли же отличали два достоинства, которые подвели его к выполнению данной задачи. Вне всякого сомнения, он обладал истинно энциклопедическим умом, вмещавшим весьма широкий диапазон знаний. Жадное, быстрое чтение со времен молодости, постоянное любопытство и страстный интерес к жизни сделали его, по существу, современным человеком Возрождения в полной мере. Не просто так он был известен, как «мудрец из Нинингера», города, который он помог основать в пятидесятые годы XIX века.

    Кроме того, что очень важно, Доннелли был горячим сторонником истины. При этом он изумлял своих современников, меняя союзы и партии, в которые вступал — от республиканцев и демократов до всяческих независимых объединений, — как перчатки. Частые смены политических взглядов сделали его в глазах многих лицемером и совершенным оппортунистом. Для них он был «настоящей загадкой без отгадки», «криптограммой без ключа». Еще долгое время после его смерти «его постоянство и непостоянство не поддавались пониманию». Однако его политическая подвижность была лишь средством достижения цели. Насколько несгибаем он был в своих идеалах, настолько же гибок в тех методах, которыми пытался достичь их реализации. Как совершенно справедливо отметил современный историк из Нинингера, «эти политические партии были неустойчивыми, а Доннелли просто присоединялся к той, которая в данный момент поддерживала его взгляды. Это был человек, обладающий большей мудростью и принципиальностью, необходимой для управления страной, чем политики, которые занимались своей личной выгодой».

    Именно раскрепощенность ума позволила Доннелли собрать весь обширный материал об Атлантиде и представить его в ясном и понятном виде. Доннелли показал себя не как интеллектуальный сноб, желающий поразить своих образованных собратьев, а как истинный ученый, желающий донести некое важное послание до всех. Как правильно написал недавно один журналист, «безусловно, было что-то в его послании и в самой его личности, что привлекало значительную часть его современников, в независимости от того, в какой форме эго послание было изложено».

    Доннелли явственнее, чем кто-либо другой, увидел аналогию между современной Америкой и древней Атлантидой. Из собственного опыта он знал, каково, будучи членом сената штата или конгрессменом, бороться за интересы фермеров и шахтеров с бездушной властью денег. Эту борьбу он проиграл, но получил хороший урок, в результате горечь его личного поражения трансформировалась в тревожащую историческую иронию, которой пропитаны все страницы его «Мира до потопа».

    Еще до поступления в печать первого издания Доннелли приступил к работе над продолжением. Обратившись к своей объемистой коллекции мифов народов всего мира, он выбрал те, где описывалась катастрофа «небесного» характера, которую он интерпретировал как столкновение с Землей кометы. Доннелли чувствовал, что это событие связано с гибелью Атлантиды, однако в 1882 году еще не имелось достаточно данных, чтобы это подтвердить. Основываясь на геологических открытиях своего времени, Доннелли пришел к выводу, что последний ледниковый период был вызван падением кометы. Он был неправ, однако его современники-ученые оказались еще более неправы, полагая, что ледниковые периоды возникали из-за смещения земной оси или вследствие изменения магнитного поля. Лишь в семидесятые годы XX века геофизики и астрономы сошлись во мнении, что ледниковые периоды на нашей планете напрямую связаны с активностью солнечных пятен.

    Хотя главная идея его «Рагнарека», как он назвал свою книгу в честь знаменитого эпического мифа (скандинавский «Рагнарек», «судьба (гибель) богов», повествует о гибели богов и всего мира, следующей за их последней битвой с земными чудовищами и носящей характер космической катастрофы) была опровергнута научными открытиями почти столетие спустя, вторая тема книги оказалась гораздо более состоятельной. Доннелли стал первым автором, кто предположил, что Земля неоднократно за свою историю испытывала падения космических тел. Однако эта идея была осмеяна еще громче, чем его теория ледниковых периодов и почти единодушно отвергнута современниками. Лишь новые теоретики (Гербигер, Беллами и Великовский), игнорируемые авторитетными представителями академической науки «сумасшедшие» в начале следующего столетия восприняли гипотезу Доннелли, которую он вывел в результате своего блестящего исследования соответствий между мифами Старого и Нового Света.

    Только в 1930 году метеоритный кратер в Аризоне был официально признан учеными результатом сильного космического столкновения. Сорок лет спустя, скоропостижное вымирание динозавров связали с падением на Землю астероида. В 1980-х годах некоторые астрономы пришли к выводу, что Луна появилась после того, как некий массивный объект, возможно, малая планета, упала на молодую Землю, выбив колоссальное количество обломков и разбросав их по космосу. Благодаря гравитационному полю Земли эти осколки за миллиарды лет соединились, и у Земли появился свой спутник — Луна. С развитием аэрофотосъемки и в особенности орбитальной космической съемки на земном шаре были обнаружены буквально десятки кратеров, появившихся в результате таких столкновений, некоторые из них достигают в диаметре сорока миль.

    Догадка Доннелли относительно того, что гибель Атлантиды была вызвана каким-то воздействием из космоса, была поддержана одним из немецких пионеров ракетной техники и коллегой доктора Вернера фон Брауна, работавшим вместе с ним в знаменитом испытательном центре в Пенемюнде. Этот человек, Отто Мак, который также является изобретателем шноркеля (устройства подводной лодки для забора воздуха снаружи и выброса отработавших газов при плавании на перископной глубине), показал, что две глубокие морские впадины около побережья Южной Каролины являлись кратерами, образованными распавшимся астероидом, который упал на океанское дно и вызвал цепную реакцию сейсмической активности вдоль Срединно-Атлантического хребта, геологически нестабильного разлома, проходящего как раз через то место, где располагался остров Платона. В 1965 году вышла книга Отто Мака «Секрет Атлантиды», и до сих пор ни приведенные в ней доводы, подкрепленные фактическими данными, ни научный его авторитет не были подвергнуты сомнению.

    Продолжение следует…

    0

    Страна под водой – Атлантида (Часть 3)

    Страна под водой – Атлантида (Часть 3)

    Страна под водой – Атлантида (Часть 3)

    Страна под водой – Атлантида (Часть 3)

    от admin

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *