Как я спасался от морского чудовища

    Эдвард Брайан Макклири

    Май 1965 года

    Позади, за нашими спинами, раздавался плеск и тот жуткий пронзительный крик.

    Суббота 24 марта 1962 года выдалась теплой и солнечной. Я пил свой утренний кофе, когда зазвонил телефон. Это был Эрик Райль, мой приятель по дайвингу, он собирался с друзьям в экспедицию в район Пенсаколы на западе Флориды и звал меня присоединиться. Я согласился, сказав, что сначала справлюсь по утренним газетам о погоде и состоянии волн на этот день.

    Я жил во Флориде около двух лет и нырять с аквалангом было моим любимым занятием. Сейчас у меня впервые появлялась возможность спуститься на затонувший корабль. Эрик сказал, что он лежит на дне где-то в районе залива Пенсакола. Я никогда не видел этот корабль, но воображал его покоящимся в сине-зеленых водах Мексиканского залива с заросшими тиной палубами и открытыми внутренними отсеками, по которым туда-сюда снуют стайки рыб.

    Я собрал свое снаряжение и вышел на улицу, вдохнув свежий и чистый весенний воздух, в котором ощущался слабый привкус соленой океанской воды. На небе не было ни облачка. Белый песок побережья в ярких солнечных лучах слепил глаза, как зеркало. Утреннее солнце грело все сильнее и уже начало припекать спину, обещая, что день будет удачным, по крайней мере, что касается погоды.

    К воротам подъехал раздолбанный «форд», в котором сидели Эрик, Уоррен Саллей, Брэд Райс и Ларри Билл, я загрузился, и мы отправились на исследование затонувшего корабля. Парии сказали, что он назывался «Массачусетс» и лежал на отмели недалеко от берега.

    К крыше автомобиля был приторочен надувной авиационный спасательный плотик семь на семь футов, в котором имелся плавучий якорь, пакеты с провизией и весла. Мы планировали подплыть на нем к кораблю, а потом уплыть обратно.

    Менее чем через полчаса мы приехали к национальному парку Форт-Пикенс. В этом парке, который простирается напротив города Пенсакола, на противоположном, южном побережье залива, тянущемся с востока на запад, во время Гражданской войны стояли орудийные батареи Конфедерации. До «Массачусетса» было около двух миль. Поднялись на три этажа главного укрепления, окруженного длинной прямоугольной парапетной стеной квадратной кирпичной башни, на вершине которой был установлен телескоп. Я осмотрел горизонт и увидел торчащий из воды корабельный остов — это был «Массачусетс».

    Переодевшись, сложили снаряжение на плот и потащили его к морю. Я зашел было в волны, но тут же выскочил — было очень холодно. Далее спустили плот на воду и легко преодолели слабый прибой.

    За весла садились по очереди, так чтобы никто не устал до погружений. Когда меня сменили, я пересел назад и закурил. С севера дул слабый, прохладный ветер. Было видно, как солнечные лучи пронизывают толщу воды и исчезают в глуби. Я прикинул, что видимость под водой здесь около сорока футов, и подумал, что потерплю холод, чтобы оказаться в этом сказочном мире. Мои мысли прервал Ларри.

    — Эй, мы плывем не туда, — заметил он. — Когда мы отправлялись, корабль был справа, а теперь он слева.

    — Греби в другую сторону, — скомандовал Эрик, — и не забывай, что нас сносит.

    — Смените меня кто-нибудь, — Уоррен был явно обижен. — Стало тяжело грести, руки уже устали.

    Действительно, на воде появились барашки, которые начали биться в наш илот. Я перевел взгляд на небо. Прежде ясно-голубое, оно теперь было в серых облаках, которые закрыли солнце, придав воде блекло-синий цвет. Над верхушками волн стали проноситься чайки, держа направление к берегу. Соленый бриз усиливался с каждой минутой.

    — Похоже, нам не придется сегодня понырять. Шторм приближается, думаю, нам лучше вернуться, — сказал Уоррен.

    Мы повернули плот и начали грести в сторону побережья, которое сейчас было лишь тонкой зеленой полоской на севере, и с каждой минутой ее было все труднее разглядеть. Ветер и поднявшиеся волны стали гнать нас к устью залива, выходившему в Мексиканский залив.

    Чтобы не быть унесенными в открытое море, Эрик, Уоррен и я спрыгнули в ледяную воду и начали толкать плот. Ларри и Брэд налегли на весла. Но напор стихии был уже сильнее, и нам ничего не оставалось, как забраться, обратно на плот, стуча зубами и коченея от холода. К тому времени волны были настолько высокими, что нам приходилось держаться на краях плота, чтобы не перевернуться.

    Когда небо еще потемнело, мы увидели небольшой моторный катер, который зашел в залив из моря и теперь спешил укрыться в порту. Сознавая, что это наш последний шанс выйти из воды, хоть уже не сухими, но живыми, мы все вскочили и начали звать на помощь. Было очень трудно кричать, махать руками и не перевернуться при этом. Мы разглядели стоявшую у поручней пожилую женщину. Сначала она не видела нас, но потом повернулась в нашу сторону и помахала в ответ.

    — Мы спасены! Она видела нас! — ликовали мы. — Эй, сюда! Помогите! Помогите!

    Однако суденышко не изменило своего курса.

    Брэд схватил подводное ружье против акул, привязал к гарпуну свою красную рубашку и выстрелил прямо в него. Отдача от выстрела оказалась такой сильной, что Брэд упал, а илот чуть не перевернулся. Гарпун упал в воду всего в пятидесяти футах от катера, и этот сигнал бедствия было невозможно не заметить. Однако тяга к дому у наших несостоявшихся спасителей, как видно, оказалась сильнее.

    — Мы пропали! Черт бы побрал этих дураков! Теперь мы утонем! — запричитал Ларри.

    — Эй, еще не все потеряно. Там, в миле, есть бакен, — заметил я и показал рукой вперед по курсу нашего движения. — Мы привяжемся к нему плавучим якорем, когда нас будем проносить мимо. Все будет нормально, не паникуйте.

    Мы стали стараться грести к бакену. Волны уже начали захлестывать плот, и мы, сидя в ледяном бассейне, не тонули только благодаря надувным краям. В конце концов мы приблизились к бакену и были несколько шокированы. Массивная плавучая стальная конструкция нависла над нами подобно грозному великану. Его старый корпус в облупившейся красной краске резко выделялся на темном небе и был снизу доверху покрыт водорослями.

    Под низом этого двадцатифутового металлического монстра, поднимаемого мощными волнами, но удерживаемого якорем, творилась настоящая волновая толчея, вода бурлила и пенилась, то и дело всасываясь под его дно. Я поднялся и метнул якорь, как лассо. Однако веревка не долетела, а плот в этот момент попал в обратный поток, и нас потащило прямо под бакен. Это было подобно стремительному падению на американских горках.

    — Прыгаем! — крикнул я. И вовремя.

    Едва последний из мае оказался в воде, как «великан» навалился на плот, погружая его в воду. Я вынырнул на поверхность, отплевываясь и тяжело дыша.

    — Он здесь! Плот всплыл! — закричал Уоррен.

    Мы с Эриком первыми достигли плота и выбросили все, что в нем было, за борт. Затем перевернули его и вылили большую часть воды. Мы все влезли на него и устроились у бортов. Хлынул дождь, будто с неба вниз устремились тысячи ледяных иголок. Само небо стало черным, как ночь.

    Уже на выходе из залива мы увидели корабль, который собирались обследовать с аквалангами. В выступающую из воды рулевую рубку ударялись мощные волны, раскачивая ее из стороны в сторону. В пустых окнах на мостике, словно хор сирен, завывал ветер.

    Позднее, я не отметил когда, дождевая пелена превратились в густую изморось. Море успокоилось, став тихим, точно горное озеро. Будто из ниоткуда возник плотный туман, который окутал нас словно саван. Не слышалось ни шелеста волн, ни плеска рыбы, ни крика чайки. Повисла мертвая тишина.

    Впервые в жизни мне стало по-настоящему страшно. У меня возникло ощущение, будто большая ледяная рука схватила меня за грудь и стала сжимать. Внутри все похолодело, сердце готово было выскочить наружу, по ногам побежали мурашки. Мы совершенно измучились, борясь со штормом, но теперь все стало еще хуже.

    — Должно быть, мы мертвы, — не выдержал Брэд. — Мы умерли в шторм. Боже, почему это случилось со мной? — захныкал он.

    — Нет-нет, с нами все в порядке, успокойся, — постарался ободрить приятеля Эрик. — Мы вернемся на берег через несколько часов.

    Успокоив Брэда, мы стали думать, что нам теперь делать. Было ясно, что, пока не рассеется туман, мы не сможет определить, где находимся. Поэтому пока оставалось только ждать. Однако туман все не поднимался. Видимость ограничивалась двадцатью пятью футами. И ни малейшего дуновения ветерка.

    — Эрик, посмотри, сигареты не намокли? — спросил я, чтобы снять невыносимое напряжение.

    — Нет. Есть целых две пачки, чудесные и сухие. И зажигалка работает. Нам повезло!

    Мы разобрали сигареты, и напряжение, казалось, стало спадать. Однако почему-то все разговаривали в пол-голоса.

    — Нам бы вернуться поскорей. У меня сегодня вечером свидание, — ухмыльнулся Брэд.

    Все засмеялись, сразу стало легче. Но разговор прекратился, и все снова погрузились в свои мысли.

    Вода под нами была необычайно теплой, слишком теплой даже для лета, а ведь был март.

    Вдруг Ларри вскочил:

    — Тсс! Я слышу лодку или вроде того.

    Мы все прислушались. Во влажном воздухе запахло гниющей рыбой. В животе у меня потяжелело, и я глубоко вздохнул. Внезапно раздался мощный всплеск футах в сорока от нас. Плот достигли большие волны и перехлестнулись через край.

    — Что, черт возьми, это было? — проговорил Ларри.

    — Что бы это ни было, это точно не лодка, — ответил Эрик.

    Мы снова услышали такой же всплеск и теперь сквозь туман смогли разглядеть нечто напоминающее телеграфный столб, поднимающийся над водой футов на сорок, его верхушку венчал какой-то ком. Мгновение он стоял прямо, потом перегнулся посередине и ушел под воду. Воздух наполнился тошнотворным запахом.

    — В жизни не видел ничего подобного, — едва прошептал я. — Что это было, по-вашему?

    — Может быть, это сельдяной король? — с трудом выговорил Уоррен — Я слышал, что они выглядят как змеи.

    — Сельдяные короли не могут стоять прямо, — возразил Брэд.

    — А может, это морское чудовище? — предположил я.

    Все молча посмотрели на меня. Мы подумали об одном и том же. Просто я первым произнес это.

    Тут тишина снова была прервана, на этот раз — как бы я это описал — пронзительным воем. Нас охватила паника. Все немедленно надели ласты и прыгнули в воду. Повсюду на поверхности виднелись коричневые пятна какой-то полужидкой дряни, покрытые подсохшей коркой. Я буквально ударился вплавь, как и остальные, судорожно отталкиваясь ластами от воды. Я ощущал под собой слабое течение и надеялся, что оно вынесет нас к берегу.

    — Держитесь вместе и плывите за мной! — прокричал я. — Постараемся достичь корабля!

    Эрик поплыл рядом со мной. Остальные держались следом. Поначалу мы показывали очень хороший результат, ибо страх, который мы испытывали, невозможно описать.

    Позади, за нашими спинами, раздавался плеск и тот же жуткий пронзительный крик. Туман понемногу рассеивался, и по воде снова пошла рябь. Наступили сумерки. Вдобавок опять начался дождь, а вода похолодела. Я начал грести длинными и медленными взмахами, чтобы удержаться на плаву, у меня начинались судороги. Эрик по-прежнему был рядом. Мы то и дело оборачивались, чтобы убедиться, что с остальными все в порядке.

    Через какое-то время, не знаю точно, мы услышали крик. Он длился, наверно, с полминуты. Затем я услышал Уоррена:

    — Эй, помогите! Оно схватило Брэда! Оно схватило Брэда! Мне нужно убираться отсюда… — его голос внезапно оборвался коротким вскриком.

    — Брэд! Уоррен! Где вы? — закричал я изо всех сил. Ларри теперь плыл со мной и Эриком. Уоррена и Брэда нигде не было видно.

    Теперь единственными звуками были плеск волн и гром, предваряемый вспышками молний. Ощущение было жуткое — я плыл в шторм, не зная глубины под собой и не ведая, что меня ждет впереди. Возникло желание погрузиться в зеленое безмолвие. Я почувствовал, что остался совсем один, и испытал спокойствие и умиротворение. Было бы проще сдаться морю и покончить со всем этим, но что-то внутри меня заставляло плыть дальше. Боль в ногах была ужасная, но я продолжал методично грести. Я знал, что должен доплыть.

    Когда я пришел в себя и осознал, где нахожусь, Ларри уже не было.

    — Эрик, где Ларри? Он был здесь минуту назад.

    — Я не знаю. Он только что был тут.

    Мы оба стали нырять, пытаясь отыскать его, однако тщетно. Спустя некоторое время Эрик поморщился и стал тонуть. Я нырнул и помог ему обхватить себя за шею.

    — Судороги, — объяснил он.

    Так мы плыли пару часов. Я надеялся, что мы движемся в правильном направлении. Стояла кромешная тьма. Волны то и дело захлестывали меня, мои легкие уже были полны соленой воды, а Эрик становился все тяжелее. Надежда почти ушла, и я уже был готов сдаться. И тут при вспышке молнии увидел силуэт «Массачусетса». Мы были спасены.

    — Давай, Эрик, — сказал я, — все будет хорошо. Корабль совсем рядом. Я должен продержаться. Давай, дружок.

    Я был уже недалеко от корабля, когда мощная волна накрыла меня, и рука Эрика соскользнула. Вынырнув, я огляделся, но нигде его не увидел. Тут блеснула молния, и я разглядел его впереди, он держался на воде и плыл к кораблю.

    Следом за Эриком рассекало волны то самое невиданное существо, похожее на телеграфный столб. Я мог видеть длинную шею и два маленьких глаза. Его пасть открылась, шея согнулась, и оно бросилось сверху на Эрика, утащив его под воду. Я вскрикнул и, не останавливаясь, проплыл мимо корабля. Меня всего трясло, внутри все дрожало.

    Я не знаю, что происходило потом. «Массачусетс» находился в двух милях от берега, но я не помню, как проплыл это расстояние после гибели Эрика. Я думал, что опускаюсь под воду все ниже и ниже. Мне казалось, что я отдыхаю на мягком песчаном дне. Со мной говорили какие-то голоса. Я чувствовал, что нахожусь в тепле и безопасности. Наконец, я был покоен. Я был уверен, что умер.

    Когда я почувствовал песок под ногами, то не мог в это поверить, покой моей тихой «смерти» был нарушен набегающей волной. Я бросился вперед и рухнул лицом вниз, в рот набился песок. Я пытался идти, но постоянно падал па колени. Тогда я вспомнил, что па мне надеты ласты. Я бросил их обратно в воду и побрел по берегу в надежде найти помощь. Я видел огни Пенсаколы на расстоянии, но не понимал, где нахожусь. От холодного ночного ветра я весь дрожал. Нужно было найти теплое место. В конце концов я набрел на какую-то башню, поднялся по лестнице и растянулся прямо на полу небольшого помещения наверху. Должно быть, я проспал два часа, но мне казалось, что прошло два года. Всю ночь я продолжал слышать голоса.

    Меня разбудило яркое воскресное солнце, светившее через окно башни прямо мне в лицо. От долгого плавания все тело болело. Я поднялся, посмотрел через окно на белый берег и перевел взгляд дальше, на спокойные воды залива. Вчерашние события казались дурным сном. Я стал спускаться с лестницы, но ноги меня не слушались, я упал вниз, лицом в песок. Когда я с трудом приподнялся и пополз, ко мне подбежала группа мальчишек.

    — Скажите, мистер, вы, должно быть, один из ныряльщиков, которые потерялись вчера?

    — Ага. Мне нужна помощь. Как вы узнали о том, что с нами случилось?

    — Береговая охрана нашла сегодня утром плот и начала поиски.

    — Помогите… пожалуйста…

    На следующее утро я проснулся в госпитале военно-морских сил на базе в Пенсаколе. Передо мной стоял завтрак, но я не мог есть, потому что горло воспалилось от соленой воды.

    Тем же утром повидать меня пришел Е. Е. Макговерн, начальник местной поисково-спасательной службы. Он оказался доброжелательно настроенным южанином с приятными манерами, которого я хорошо запомнил из-за его доброго лица. Я подробно рассказал ему обо всем, что случилось и чему сам был свидетелем.

    — Кого-нибудь нашли? — был мой вопрос под конец.

    — Нет, — ответил он. — Самолеты летали все утро, мы также обшарили окрестные побережья, но пока ничего не обнаружили.

    — Вы верите мне, что все так и было? — спросил я.

    — Ты знаешь, сынок, — проговорил он, растягивая слова, — море таит много секретов. Мы еще многого не знаем. Люди не верят в эти вещи, потому что они их боятся. Да, я верю тебе. Но я мало что могу поделать.

    Затем он задал мне еще несколько вопросов и ушел.

    Позднее в тот же день ко мне пришло несколько журналистов. После их ухода я задумался: а верю ли я сам в то, что произошло? Должно быть, это в самом деле случилось, сказал я себе, потому что мои друзья были мертвы. И я твердо знал: то, что погубило их, было реальностью.

    Это правда — у моря есть свои ужасные секреты. И теперь мне известно, каким образом оно их сохраняет.

    Сообщения

    И «Пенсакола джорнал» и газета «Плейграунд ньюс», выходящая в соседнем городке Форт-Уолтон-Бич, поместили заметки об этой трагедии. Однако их истории не соответствовали рассказу Брайана Макклири, о котором сообщили врачи военно-морского госпиталя. В одной заметке говорится: «Брайан дрейфовал и проплыл более двух миль». Однако по оценкам береговой охраны и службы спасения он проплыл пять миль. Врачи с военно-морской базы сказали, что он пробыл в воде более двенадцати часов.

    Бравшие у него интервью журналисты объявили Брайану, что в статьях не будет упомянут морской змей, так как «будет в общих интересах об этом совсем не говорить».

    Тела Эрика Райля, Уаррена Салли и Ларри Стюарта Билла так и не были обнаружены. Одно тело было вынесено на берег неделю спустя.

    — Насколько я могу теперь судить, это тело Брэда Райса, — подтвердил Брайан.

    Плот был найден в десяти милях от того места, где Брайан вышел из воды. Его подобрал вертолет с базы ВМС возле Форт-Макрея утром примерно в семь часов сорок пять минут в воскресенье 5 марта 1962 года. Ранние утренние часы Брайан провел на укреплениях старой артиллерийской батареи.

    В заметке далее говорится, что Брайан страдал от последствий перенесенного шока и длительного пребывания в воде, но после непродолжительного лечения в военно-морском госпитале был отпущен к родителям.

    Брайан написал нам, что после этого случая он пережил нервный срыв, но оправился и через три месяца смог вернуться к нормальной жизни.

    Источник >>>

    0

    Как я спасался от морского чудовища

    Как я спасался от морского чудовища

    Как я спасался от морского чудовища

    Как я спасался от морского чудовища

    от admin

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *